Как сделать стол в целуй и знакомься


Как сделать стол в целуй и знакомься

Как сделать стол в целуй и знакомься

Как сделать стол в целуй и знакомься


По умолчанию

Файл 15
Дама из мира искусства
С Татьяной мы познакомились через общую приятельницу, Галину.
Та, как это чаще всего бывает у женщин, скорее всего хвастанула мною перед подругой: "А вот у меня есть..." В общем, что у нее есть знакомый молодой человек, которому нравится делать куни. Татьяну это заинтересовало, и она попросила поговорить со мной о встрече.
Когда Галина позвонила в неурочный понедельник, а обычно она назначала встречи на пятницу, звоня ближе к этому дню, я понял что дело в чем-то другом.
Так и оказалось. Пять минут отстраненного разговора и:
- Слушай, а как ты смотришь на то, чтобы встретиться с другой женщиной?
Я немного позабавился тому, что замужняя 35-летняя женщина, встречающаяся со мной максимум три раза в месяц, уже считает меня "своей" женщиной и великодушно ответил:
- Да прекрасно, если она красива, как ты!
Галину - румяную и щекастую, буквально пышущую здоровьем 90-килограмовую тетку, красавицей, наверное, называл бы только художник-портретист, эдакий фанат кустодиевских форм. Ее муж - тупой мужлан, этого уж точно никогда не делал.
Довольно похихикав, Галина поведала:
- Да нет, Таня действительно красива... - тут же описав ту чуть ли не богиней красоты.
Я согласился, и вот спустя пару недель, когда я уже решил, что меня в очередной раз продинамили, звонок на сотовый:
- Алло, это Алексей?... - незнакомый женский голос, глубокий и певучий. Номер мне тоже незнаком. Лихорадочно роюсь в голове, гадая кто это.
- Да... Добрый день...
- Это Татьяна Максимовна... Мне о вас говорила Галина Юрьевна.
- А... Здравствуйте, Татьяна Максимовна!
- Можно просто Татьяна... Алексей, ну... Ну так вы можете встретиться со мной?! А то Галина мне вас уж очень рекомендовала...
- Да, конечно... - стараюсь говорить спокойно, не выдавая забивший фонтаном энтузиазм. Надо ведь уметь себя подать и вообще, знать себе цену(она высокая).
- Хорошо... Вы можете подъехать завтра примерно в полдень? Простите, вы вообще завтра не заняты?
- Нет, все нормально. Я могу...
В итоге мы договорились, что я приеду к ней домой к часу дня. Тогда я учился на третьем курсе юрфака и слинянь с двух последних пар было для меня как здрасьте.
"Чего это она не на работе? Или от мужа так шифруется... Ладно, завтра узнаю. А голос очень красивый..."
Следующий день. Технично исчезаю с Административного права сразу после начала занятий и торопливо, пешочком(чем тратиться на маршрутку, лучше потом пива купить), иду по указанному адресу.
Иду и гадаю, что меня ждет.
Начиная со вчерашнего дня, как бы я ни старался не думать о предстоящей встрече, все равно воображение рисовало мне Татьяну. Пока со слов Галины я знал, что ей 30, она высокая и красивая... Может, лучше бы Галина не говорила, что красивая. Я ведь все равно бы пришел, люди мы не привередливые и соглашаемся на то, что дают, но теперь, заинтригованный, едва я замечал какую-нибудь высокую молодую женщину, мой пульс начинал стучать в удвоенном режиме.
И вот ее дом. Окно на шестом. Вот то освещенное, наверное... Звонок в домофон.
- Это я, Алексей...
Я перед заветной дверью. Пульс просто пулеметный. Звоню...
Мне открыла высокая, ростом приблизительно 180 см, молодая женщина в очках.
Действительно очень красивая(и очень высокая), чем-то напоминающая Ренату Литвинову - эдакая очень ухоженная нордическая блондинка с великолепной фигурой. Ну просто дама с обложки глянцевых журналов, только в коротком домашнем халате и пушистых тапках.
- Здравствуйте, Алексей.
- Здравствуйте, Татьяна.
- Проходите...
Раздеваюсь и прохожу в зал.
Кажется мой возраст, мне тогда было 22, но я выглядел как подросток, был ей до фонаря. Наверное Галина ее предупредила, ведь я об этом ничего не сказал.
...Мы немного беседуем на отвлеченные темы.
Татьяна оказалась очень интеллигентна, говорила почти литературным языком и вообще не использовала жаргонных слов. Я, немного подавленный как ее красотой, так и явным интеллектуальным превосходством, был смущен, отвечал невпопад, и гадал - на кой-черт ей вообще мог потребоваться такой задохлик, как я. Ведь нормальный мужик, просто увидев ее, сделает все, что она захочет.
После нескольких дежурных вопросов(да, третий курс юрфака; да, я выгляжу молодо, но мне 22; да, Галина - прекрасная женщина...) разговор зашел на тему кино.
Татьяна спрашивала - что из последнего я смотрел, а я кроме "Человека-Паука"-2 и недавно тогда вышедшего "Мы из будущего" не мог ничего назвать. Сама она в этом явно знала толк гораздо более моего, начав говорить о каком-то японском режиссере.
И вот я, чьи мозги уже просто плавились как от осознания собственной неловкости и тупости, так и жалкой физической ничтожности на ее фоне и чтобы хоть нахальством придать себе уверенности, сказал:
– Ну что, может приступим?..
Татьяна, почему-то тут же засмущавшись, ответила:
– Да, конечно, проходи в комнату, я сейчас…
Прохожу в небольшую комнату и встаю около кровати.
Женщина зашла через несколько минут. Она сняла очки и распустила волосы, которые теперь при каждом ее движении красиво струились золотым каскадом по плечам.
Да, такой она напоминала королеву из недетских сказок.
Сняв халат, она легла на кровать и спросила, как мне будет удобнее. Я чуть сдавленным голосом попросил лечь ее поперек кровати, поближе к краю и подложить под попу подушку. Она так и сделала.
Я присел на палас между ее ног и очарованно уставился на вульву - багровый полураскрытый бутон с развитыми малыми губами и большим торчащим клитором.
...Если к пзде и подходит слово "королевская", то сейчас передо мной была именно она. Я прижался губами к ней и почти на две минуты так и застыл, медленно ее целуя.
Мне больше ничего не хотелось, кроме как касаться ее губами. Но тут уже Татьяна погладила меня мягко, но твердо прижала голову к лобку.
Я понял намек, я вообще, когда надо, соображаю быстро и стал целовать его гораздо плотнее. С каждым поцелуем Татьяна вздрагивала, а когда я обхватил ее вульву губами и начал лизать, она стала негромко постанывать.
Я лизал преимущественно середину, лишь иногда приближаясь языком к клитору, и лаская вокруг него по часовой стрелке. Вульва в ответ на мои ласки благодарно текла. Немного погодя, я стал разведывать, как она будет реагировать на другие прикосновения. Ведь некоторым женщинам прямые ласки клитора не особо приятны.
Убедившись, что пока Татьяна удовлетворена моими действиями, я немного натянул кожу на лобке, освобождая клитор из-под капюшона и нежно засосал этот маленький женский "член". Я посасывал его, играл с ним губами, а Татьяна, забросив бедра мне на плечи и обхватив шею ляжками, извивалась так, что мне пришлось руками за бедра удерживать ее таз на месте.
Долго ласкать мне не пришлось, и минут через восемь она бурно оргазмировала, быстро наполняя мой рот потоком вязких выделений. Я их проглатывал, освобождая место новым, обильно сочащимся из ее вульвы.
После оргазма Татьяна выпустила меня из захвата бедер и немного полежала, а я в это время ласкал ее красивые длинные стопы.
Немного полежав, она поднялась, я с легкой грустью выпустил ее ножку, и присев на кровати, спросила:
– Не хочешь посмотреть телевизор?...
Я немного опешил от такой просьбы, но согласился.
Татьяна вышла и вернулась через несколько минут... в тонких белых чулках с высокими ажурными краями, и босоножках без задников на высоченной шпильке!
Поймав мой недоуменный взгляд(по какому поводу все это?), она немного смутилась, но не став ничего объяснять, сказала:
- Пошли в зал!
Иду, пялясь во все глаза на плавно перекатывающиеся ягодицы хозяйки квартиры. Вот так бы всю жизнь и смотреть на них...
В зале стояла здоровенная плазменная панель "Фуджицу", стоящая в те годы не меньше хорошей иномарки, несколько красивых серебристых колонок на высоких подставках, пузатый серебристый ресивер и DVD-проигрыватель.
Татьяна поставила DVD-диск с какой-то драмой на английском языке, даже не эротической, села в кресло и поманила меня. Я опустился перед ней на колени, она забросила ноги на подлокотники, и:
- Ты не против, если я буду смотреть кино во время этого? Давно хотелось, чтобы мне именно так...
Я, конечно, согласился, впрочем, вздумай она бежать на тренажере, мой ответ и тогда был бы таким же, и больше двух часов нежно полизывал ей, пока та смотрела фильм.
Татьяна так и не оргазмировала за все это время, хотя иногда, видимо в нравившиеся ей моменты, снимала ноги с подлокотников и забрасывала их мне на шею, или просто плотнее прижимала рукой мою голову к вульве. Пару раз она и вовсе сбрасывала босоножки, ставила ступни мне на плечи, отстранив от промежности и начинала мастурбировать себя пальцем. Причем прекращала это так же внезапно, как и начинала - сняв стопы с плеч опять подцепляла носками босоножки, забрасывала бедра на подлокотники и привлекала мою голову к лобку.
Почти все это время она меланхолично перебирала пальцами мои волосы, а иногда, поводив пальцами в вульве, засовывала их мне в рот.
Видимо она все же больше получала эстетическое удовольствие от просмотра, чем сексуальное. Но мне это все равно понравилось.
Распрощалась Татьяна со мной очень вежливо, на прощание подарив фирменный диск с "Запахом женщины" Аль-Пачино. Назидательно сказав, что такие фильмы нужно смотреть обязательно.
Фильм тот мне совсем не понравился. Татьяна, вероятно в силу поверхностного знакомства со мной, была слишком высокого мнения как относительно моих духовных запросов, так и художественного вкуса.
Мне бы попроще что-нибудь...
Но потом она еще раз пять вызывала меня к себе, каждый раз начиная с куни на кровати и заканчивая просмотром длинной драмы по DVD, со мной между ног.
И каждый раз на просмотр она одевала белые чулки и босоножки на высокой шпильке, а под конец дарила фирменный диск.
Файл 16
Два дня в деревне
Как-то в начале октября, после первого курса института, я решил на пару дней съездить к себе в деревню. Мать давно уже меня просила навестить тетку и двоюродных братьев, но летом тащиться туда было лень, а вот в скучный октябрь - самое то.
Отпросившись в пятницу с последней пары, сажусь в рейсовый автобус, в котором мне предстоит проехать почти 400 км, и в середине дня, полусонный и одуревший от почти пяти часов тряски, приезжаю в Клно.
Родственники жили в длинном одноэтажном доме на четыре семьи. В соседнем с ними отделении, справа, жил взрослый дядькин сын с семьей, во втором, слева от них, тоже дядькины родственники - пожилая пара. Их я почти не знал. А в крайней пристройке жили азербайджанцы - муж с женой и две дочери.
Вернее, старшей, лет десять как вышедшей замуж, уже давно там не было.
Азербайджанцы держали небольшой коровник, а также потихоньку приторговывали самогоном в деревне. Но вообще вели себя тихо, по крайней мере разудалых шумных компаний я возле них никогда не было. Да и вообще, вся их семья выглядела скорее обрусевшей, почти не отличаясь от остальных сельчан ни одеждой, ни поведением.
Родня отметила мой приезд как полагается. То есть мы хорошо выпили и закусили. Я много не пил - пара рюмок, отговорившись больной печенью, что было полной неправдой. А вот мои братья хлестали явно паленую водку, как и положено в этих краях - много, отчего уже через пару часов не могли нормально стоять на ногах.
Дядька - отставной моряк, был заметно крепче молодой поросли, но вскоре и он стал клевать носом, и мы его с младшими двоюродными братьями 10 и 12 лет, тоже уложили.
В общем, все оказались в блаженной отключке уже к десяти вечера. Я попробовал тоже заснуть, но то ли выпил мало, то ли родня слишком уж сильно храпела, сон ко мне не шел.
Мне стало скучно. Поворочавшись еще полчаса, я пошел на улицу, благо погода стояла просто замечательная. Немного побродив, я присел около сарая на землю и закурил.
Вдруг около меня, как из неоткуда, возник женский силуэт.
Немного присмотревшись, я понял, что это Aмина, дочка азербайджанских соседей. Лет ей было около 17-ти. Да, скорее всего, ведь она была чуть младше меня. Ее, как и ее старшую сестру Жанну, я помнил с самого детства.
Я поздоровался, и мы разговорились. Через несколько минут, когда ритуальные в таких случаях вопросы об общих деревенских знакомых иссякли, я спросил:
– А ты что, еще не замужем?
Меня этот вопрос, признаться, немного донимал, ведь азербайджанки выходят замуж очень рано.
Она, смеясь, ответила:
– Да никто не берет! Ты же вот не хочешь?…
А потом уже серьезно рассказала, что родители хотят выдать ее через год за какого-то парня из соседней деревни, тоже азербайджанца. И что, в принципе, тот ей вполне нравится.
Немного поговорив, я, как бы полушутя, изображая шибко пьяного(пьяным можно!) взял да обнял ее, сказав что ближе к ночи холодает, и я ее немного погрею.
Aмина сперва хотела отстраниться, но потом(о чудо) успокоилась.
Ну, раз так... В общем, я взял и поцеловал ее.
Она и тут не отстранилась, даже наоборот, ответила мне взаимностью.
Наши губы сомкнулись, я уложил ее на траву и целуясь, стал потихоньку расстегивать платье. Длинное, почти до самых пят.
Aмина тихонько сказала:
– Не надо, Леша, у нас так не принято. Потом точно жениться придется…
Это сразу охладило мой пыл. Я спросил Aмину:
– А можно просто грудь поласкаю? И все…
Звучало это глупо и абсолютно по-детски, но девушка согласно кивнула.
Я расстегнул несколько пуговиц на платье, распахнул его и увидел две небольшие, но полные груди. Эдакие наливные яблочки.
Я лизал языком ее грудь, посасывал соски. Она лежала и гладила мои волосы. Так продолжалось минут пять, и я, набравшись храбрости, просто сказал ей:
– Aмина, можно я сделаю тебе куннилинг?..
Она вопросительно, и с явно деланным непониманием, посмотрела на меня. Здесь, конечно, глушь, но не настолько, чтобы не знать подобные термины. Добавляю:
– Ну, то есть просто полижу тебе языком…
Aмина, улыбнувшись, ответила:
– Языком можно... А тебе это нравится, что ли?…
- Да, нравится...
Я обрадовался, что будет что вспомнить. Я уже не раз делал куни красивым женщинам, но лизать женщине кавказского или азиатского типа еще не приходилось.
Я попросил девушку поднять платье повыше. Та подняла и раздвинула ноги. Я устроился между них и немного поласкав бедра, приступил к куни.
Пзда у нее была небрита, зато такая сочная, что мое лицо вскоре все лоснилось от ее смазки. Я лизал ее половые губы, оттягивал слегка их губами, водил языком вокруг клитора.
Я не знал, будет ли ей приятно прикосновение к нему и просто искал путь для получения партнерше удовольствия. В итоге заметил, что ей нравится, когда я просто мягко постукиваю по основанию клитора языком... Эх, язык при этом устает намного сильнее, но куда деваться...
Отлизывал я минут десять, пока Амина не задрожала и застонав, не остановила меня:
– Хватит…
Не поняв толком, оргазмировала она или нет, я остановился, поцеловал ее пзду и поднялся. Помог подняться и ей.
Мы посидели, покурили, я спросил - понравилось ли ей.
На что получил веселый ответ:
- А ты как думаешь? Конечно да…
Мы рассмеялись, и я попросил не рассказывать ее никому об этом.
Та, удивленно посмотрев на меня, объяснила, что это в первую очередь не в ее интересах. А вот потом, и чего я совсем не ожидал, спросила:
– А ты не мог бы полизать моей старшей сестре?
Я растерялся, но ответил, что да, конечно могу, но будет ли она согласна.
Aмина сказала, что у них как-то был разговор на эту тему. Жанна была семь лет замужем за парнем, который делал ей это:
– Ну, лизал пзду!… - именно так, с явным презрение в голосе она выразилась. И тут же быстро взглянула на меня - не оскорбил ли меня ее тон. Ведь только что я и сам это сделал.
Я, конечно, не подал вида, что меня это зацепило, и девушка продолжила свой рассказ.
Жанна, оказывается, сейчас уже не жила с мужем, оставшись с детьми в доме на окраине деревни. И что она будет не против, но только тоже – одно куни.
- Почему только куни? - решил я поддеть Aмину.
Та засмущалась и что-то заговорила об их нравах.
Нда, что-то странно. Ее старшая сестра уж точно девственницей не была. Впрочем, я не стал развивать эту тему.
Надо сказать, до этого последний раз я был в деревне почти пять лет назад и Жанна, которую я знал с раннего детства, в тот раз запомнилась мне как слегка полноватая молодая женщина около 25 лет. Вернее, это ее бедра и зад казались чуть полноватыми, что делало Жанну даже привлекательней. А так - очень похожая на младшую сестру лицом, красивая смуглая брюнетка с тонкими бровями вразлет и немного хищным, как и у Aмины, носом.
Я сказал, что готов в любое время и немного подумав, девушка сказала, чтобы тогда она сейчас и пойдет к сестре.
- Ты тогда выйди на улицу и отойди к дороге под большую сосну у знака, чтобы никто не видел, как мы подойдем.
- Ладно...
Я так и сделал, идя в темноте вдоль домов.
Собаки передавали меня своим лаем по эстафете, от дома к дому. Последняя псина, судя по могучему рыку близкая родственница небезызвестной собаке Баскервилей, так та уже просто зашлась в голодном лае.
Я торопливо пробежал метров пятьдесят, больше всего на свете желая, чтобы она не вырвалась с поводка наружу. Стать ее поздним ужином мне никак не улыбалось.
Дойдя до леска, я стал ждать сестер около условленной высоченной сосны. Шифроваться от лишних глаз было мудрым решением, пусть уже и было часов одиннадцать - по местным меркам время позднее, но в деревне все еще то там, то здесь, слышалась гуляющая молодежь.
И вот, почти через час, когда я уже все больше понимал глупость и невыполнимость затеи Aмины и подумывал идти обратно, та окликнула меня:
– Леш, это мы… - Темень стояла полная, поэтому они подошли совсем незаметно. Я тут же направился в сторону приближающихся женских силуэтов.
- Ну, здравствуй... - несмотря на темноту я заметил оценивающий взгляд Жанны, которую помнил с самого раннего детства. Когда она, уже почти взрослая девушка, старше меня лет на тринадцать, иногда играла со мной.
Сейчас на меня и совсем не с детским интересом, смотрела крепкая, хорошо развитая 30-летняя женщина. Мне подумалось - что же она может испытывать ко мне, старому знакомому, которого она помнила только как ребенка? Все-таки то, что я предложил, наверняка было унизительным в ее глазах.
Но ведь пришла...
- Ты точно согласен только языком? - почти сразу после приветствия, грубовато и без всяких околичностей спрашивает Жанна.
Видимо, этой грубостью она как бы давала мне возможность отказаться, а может и пыталась резким тоном скрыть неловкость, но я ответил:
- Да, только языком...
- А умеешь?
- Да умеет он, умеет!.. Я же тебе рассказала! - это уже вступила в беседу бойкая Aмина, в отличие от старшей сестры явно не испытывавшая ко мне отдаленно похожих на материнские чувств.
- Ну ладно, пошли!
Жанна еще раз огляделась, и мы гуськом - Жанна первой, потом я, и Aмина в арьергарде, двинулись в путь, ходко удаляясь в начавшийся за дорогой осиновый лесок.
Сестры ориентировались в темноте хорошо, идя по почти невидимой тропке, а я, городской тюфяк, несколько раз споткнулся.
Зайдя в лесок метров на 200, Жанна расстелила предусмотрительно взятое с собой покрывало, неторопливо сняла юбку и разлеглась, широко расставив ноги. Aмина присела недалеко от нас, и во все глаза смотрела на разворачивающееся действо.
Мой выход на сцену... Я молча ложусь пониже ее и опускаю голову между ее бедер. Вульва Жанны так же, как и у младшей сестры, была обрита по бокам, с жестким курчавым кустом сверху.
Предпологая, что у сестер все похоже, в точности применяю те же "наработки" что и с амининой вульвой.
...И явно угадываю...
Жанна, сперва чуть напряженная, обнаружив в мелком соседнем пацане такое умение явно расслабилась и теперь лежала, чуть извивая и выгибая таз навстречу моему рту.
На следующей стадии возбуждения забросила бедра мне на шею и стала хрипловато полушептать-полустонать:
– Да-а-а... Продолжай... Да-а-а...
Я старался языком, как мог. Вот Жанна натягивает кожу на лобке, так что ее крупный, как черешня, клитор оголяется, и я сосу его, как конфету.
Опыта куни, в отличие от желания, у меня в те годы особо не было, но минут через восемь я почувствовал, как Жанна напряглась, крепко сдавила мою голову бедрами и больно вцепившись пальцами в волосы, протяжно застонала:
- Да-а-а-а! Да-а-а-а-а-а!! Да-а-а-а-а-а!!!!
Жанну пронизывал мощный оргазм, ее пзда текла необычайно сильно. Я только и успевал, что подлизывать и глотать ее выделения. В итоге выпил все, чем она кончила, а потом подтер языком промежность.
После оргазма мы постояли, вернее Жанна полежала, я посидел в ее ногах, а Амина все так же болтала ногами на дереве, и немного поговорили.
Сейчас Жанна выглядела оживленной и намного раскованней. Она явно перестала воспринимать меня как вечно путающегося под ногами сопливого мальчишку. Что я, встречаясь с ней в деревне с ранних лет и до того вечера, постоянно чувствовал.
После разговора все повторилось, только на этот раз я лег на покрывало, а Жанна села мне на лицо. В этот раз она трется вульвой о мои губы и нос. Я просто старался держать голову прямо и пассивно высунул вверх язык, на который молодая женщина наезжала источающей смазку щелью. Так было даже лучше, ведь он у меня уже просто отваливался.
...Вслед за старшей сестрой, меня оседлала Aмина.
...И снова хлюпающая пизда Жанны буквально втирает меня в землю.
Часа через два, после того как сестры вдоволь "отполировали" свои вульвы о мое лицо, и мы уже шли обратно в деревню, Жанна спросила, когда я поеду домой. Я сообщил что уже завтра днем.
- Жаль...
Они сказали, что куни в моем исполнении им очень понравился, и что когда я буду приезжать в деревню: "Ну, ты все понял..."
Но это больше не повторилось. В следующий раз я приехал в деревню лишь спустя три года. За это время Aмина вышла замуж за того парня из соседней деревни, и они уехали в Москву.
А Жанна снова сошлась со своим мужем, и они тоже переселились куда-то на Урал.

Ответить с цитированием
Источник: http://forum.jenatik.ru/showthread.php?t=2405


Как сделать стол в целуй и знакомься фото


Как сделать стол в целуй и знакомься

Как сделать стол в целуй и знакомься

Как сделать стол в целуй и знакомься

Как сделать стол в целуй и знакомься

Как сделать стол в целуй и знакомься

Как сделать стол в целуй и знакомься

Как сделать стол в целуй и знакомься

Далее: